руки

хроники интерференции, дополнение

Еще пара более тонких примеров лексической интерференции со стороны итальянского, которыми радует Осина речь.

Абонамент - тут только второе "а" выдает итальянское влияние, но как неоспоримо! (ит. abbonamento).

На днях было: "Я положил вещь на диван, а не на стул, и знаешь, где она закончилась?" (ит. finita - "закончиться" и "оказаться" выражаются одинаково).

И, наконец, сегодня, на вопрос, какой чай ему заварить, Ося отвечает: "Фрукты леса" (ит. frutta di bosco). Правда, тут под подозрением английская надпись на чае Forest Fruit. Ося хоть и не владеет английским активно, но какие-то простые вещи почему-то понимает, тем более, что здесь оба слова по происхождению французские, а следовательно, прозрачные.
руки

хроники интерференции

Запишу наблюдения над Осиной речью, пока не забылось. Всего несколько примеров.

Итак, время от времени проскальзывает интерференция, влияние других языков на русский.

Из самых старых слов: еще с Италии закрепилось у Оси изобретенное им слово кон в смысле 'рожок для мороженого' (итал. cono, конус). Он до сих пор так говорит! Другие откровенные итальянизмы в русском вроде кастелло давно ушли.

Французская интерференция была очень активной, но практически ушла. Примеры вполне классические, лексические и грамматические.

Огонь в значении 'пожар' ("Все должны были выйти из школы, потому что огонь", т.е. пожарные учения), фр. feu.

Знать в значении 'уметь' ("Ты знаешь это делать?"), фр. savoir faire.

Если как подчинительный союз (Ты знаешь, если они придут?). Это такая классика, бывает со всеми западноевропейскими языками.

(Псевдо)клефт: конструкция типа "Это ты кто должен выйти", "Это ты кого я люблю" (фр. C'est toi qui doit sortir).

Еще несколько месяцев назад последние три конструкции были у Оси очень частыми, но последнее время я их не слышу.

Что слышно: время от времени Ося употребляет необычные слова, возможно адаптированные из (письменного) итальянского или французского. Он, например, спрашивал, можно ли сделать магнетических роботов, которые будут соединяться в одного большого, а также интересовался созданием робота с интеллигенцией человека. Когда слышишь это, кажется, что говоришь с человеком XIX века, для которого такая адаптация французских терминов была естественна (магнетический как синоним магнитного в современном русском языке существует, но употребляется на порядок реже и как правило в переносном смысле, а интеллигенция в значении 'интеллект' встречется в НКРЯ буквально пару раз, в 1868 и 1886 годах).
руки

десять дней без Зализняка

На прошлой неделе мы прощались с Андреем Анатольевичем Зализняком. Мне повезло учиться в МГУ в те годы, когда Андрей Анатольевич снова, после долгого перерыва, стал читать там спецкурсы: древненовгородский диалект, санскрит, арабский, древнеперсидский - которые я старался не пропускать... Затем я уехал из Москвы и за последующими выступлениями Зализняка следил только в записи, но и мне сейчас трудно поверить, что традиционных осенних лекций больше не будет.

Личные воспоминания, тем более рядового студента, как правило, больше говорят о самом вспоминающем, чем о личности умершего. В памяти остаются малозначительные, но личные мелочи, и невольно оказываешься в положении кошки из детского стишка, которая, побывав при дворе королевы, запомнила только мышь на ковре.

Поэтому воздержусь от подробностей и попробую сформулировать те качества, которые делали Зализняка в нашей науке явлением необычайным. Формальные признаки академического успеха здесь бесполезны: Зализняк не публиковал большого количества статей, не оставил научной школы в обычном понимании, не побеждал в научных войнах (и не участвовал в них). Его гений был отчасти гением рассказчика: Зализняк умел интересно, просто и в то же время не отрываясь от конкретики рассказать о любой научной теме (безразлично о своих или чужих открытиях), от санскритской морфологии до русской палеографии. Этот талант Зализняка особенно отмечал Виктор Маркович Живов (увы, тоже покойный). К счастью, есть достаточно записей лекций ААЗ, чтобы каждый мог в этом убедиться.

Талант рассказчика сочетался у Зализняка с полной убежденностью в нашей науке и редкой смелостью высказываться перед широкой публикой даже по горячим вопросам (Слово о полку Игореве, Велесова книга, Фоменко...). ААЗ обращался к популярной аудитории без стеснения, аргументированно, на понятном языке.

Разумеется, Андрей Анатольевич был не просто рассказчиком, а прежде всего ученым. Большая часть его работы последних десятилетий была филологической: чтение текста и его интерпретация. Эта работа невозможна без фундамента точного лингвистического знания, но все же решение о том, как читать древний текст, от самых коротких берестяных грамот до Новгородского кодекса, всегда было актом чистого искусства - по крайней мере, для того, чтобы понять, какое именно из теоретически возможных прочтений правильное, нужно обладать интуицией и начитанностью Зализняка.

Но главное, Зализняк лучше, чем кто-либо, делал то, что составляет саму суть работы лингвиста, по крайней мере в 20-м веке - анализировал и описывал закономерности языка. Результаты известны, и их хватило бы на несколько успешных научных карьер: от полного описания русского словоизменения (включая ударение) к описанию истории русского ударения на протяжении последних нескольких веков, к анализу древненовгородского диалекта на материале берестяных грамот, от них к нескольким частным сюжетам древнерусской грамматики, включая клитики (безударные слова), и отсюда к лингвистическому доказательству подлинности "Слова о полку Игореве", в том числе для широкой публики.

Секрет этой череды осязаемых результатов отчасти в таланте и прилежании (они на виду), но не менее важны вкус и скромность в выборе предмета исследования. ААЗ умел исчерпывающе решить научную задачу, даже когда это требовало очень большой работы (например, полное описание русского словоизменения). Но всякое трудолюбие было бы напрасно, если бы ААЗ не выбирал именно те лингвистические проблемы, которые можно решить доступными нам средствами, не замахиваясь на амбициозные проекты, которые нельзя осуществить в течение одного поколения. Например, Зализняк никогда не претендовал на полное описание древнерусского языка, синтаксиса или даже порядка слов, но с непревзойденной точностью и подробностью описал историю древнерусских клитик, а каждую берестяную грамоту разобрал до последней буквы и штриха в ней.

До свидания, Андрей Анатольевич. Нам Вас не хватает.
руки

Castel Dante

Черновик этого поста я написал еще в Италии. Кажется, настало время опубликовать его.



Буквально на сто метров выше окон квартиры, где мы жили в Италии, возвышается уступ горы, увенчанный красивой ротондой. Место это примечательное: оно было свидетелем самых драматических событий в окрестностях за последние тысячу лет.

Collapse )
руки

Предвыборная социология

Лучший вопрос из предвыборного исследования Левада-Центра:

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ВЛАДИМИР ПУТИН РЕАЛЬНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИГУРОЙ ИЛИ МАРИОНЕТОЧНОЙ ФИГУРОЙ, УПРАВЛЯЕМОЙ "ИЗ КРЕМЛЯ"?

Народ, кстати, считает, что нет, из Кремля не управляют.

http://www.levada.ru/24-02-2012/vybory-prezidenta-dopolnenie-k-prezentatsii-chast-1-mitingi-protesta-i-v-podderzhku-vputi
руки

занимательная социология

Интересный парадокс. В декабре и январе Левада-центр проводил опросы о честности прошедших 4 декабря выборов.

Так вот, с декабря по январь число убежденных в честности проведения выборов возросло, число убежденных в нечестности - упало. Ну, ладно. Но при этом в ответах на второй вопрос - соответствуют ли действительности объявленные результаты - тенденция прямо противоположная! С декабря больше людей стало считать, что официальные результаты далеки от действительности.

Это какой-то шизофренический сдвиг. Как можно одновременно считать, что выборы прошли честно, и что официальные результаты далеки от реальности?

Думаю, в пресс-релизе где-то ошибка. (К тому же сумма процентов во втором вопросе дает всего 94, что тоже указывает на ошибку)
руки

(no subject)

Медведев назвал прошедшие выборы самыми чистыми.

"Поручик Ржевский, у Вас в рукаве два туза!" - "Да что Вы, это я еще честно играю."
руки

(no subject)

Вынесу из комментариев к записи про загадку. Итак, по Москве социологический опрос о голосовании на думских выборах дал результаты, сильно непохожие на официальные (32% за ЕР против официальных 47%). В то же время по всей России отличие результатов опроса от итогов выборов находится в пределах погрешности выборки (48% против официальных 49,32%).

Как такое может быть? Да запросто, если вспомнить, что Москва - не вся Россия. Дело в том, что 15% разницы по Москве соответствует 1,2% на федеральном уровне - почти в три раза меньше, чем статистическая погрешность выборки Левада-центра. Если бы манипуляции были только в Москве, можно было бы 40% в Москве приписать, и это все равно было бы в пределах погрешности на уровне страны.

Но ясно, что, с одной стороны, в Москве подтасованы все-таки не 40% голосов, а с другой - есть свидетельства, что во многих других крупных городах тоже не все честно подсчитывалось.

Какого размера могут быть манипуляции, чтобы социологический опрос их не мог выявить?
Это можно примерно оценить.

Допустим, фальсификации были только в крупных городах; по крайней мере именно оттуда происходят известные мне свидетельства о нарушениях. Это не безумное предположение; так, директор Левада-центра Лев Гудков заявлял, что между предвыборными опросами и официальными итогами выборов особенно сильные расхождения в крупных городах. То есть допустим, что в глубинке результаты выборов правильные: или народ там действительно поддерживает партию власти, или же там было достаточно административного давления на избирателей, а 
манипуляции при подсчете голосов не требовались

В крупных городах (с населением в 100 тыс. и выше) проживает 41% жителей России (Википедия). Для того, чтобы фальсификации в крупных городах не выходили за рамки статистической погрешности опроса, достаточно, чтобы в среднем фальсифицировалось не более 8% голосов (0,41*0,08=3,28%, погрешность опроса - 3,4%). 8% в среднем - это вполне вероятная цифра, ведь фальсификации были разными по разным регионам. Если бы, например, в половине случаев считали честно, а в половине накручивали 15%, то в среднем получилось бы как раз меньше 8%. То же если в каждом пятом случае считали честно, а в 4 случаях из 5 набрасывали 10%.


Если вдобавок явка в крупных городах ниже, чем в глубинке, вес городов в голосовании уменьшается, и еще больший масштаб фальсификаций в городах может оказаться в пределах погрешности выборки.

Конечно, эти оценки очень упрощенные, многое не учитывается. Но они позволяют понять, как в принципе может быть, что в Москве, Питере, Нижнем, Самаре и т.д. под уголовную статью 142.1 подпадает большинство избиркомов, а на уровне страны вроде бы все посчитано более или менее правильно.

руки

Левада-2

Добавлю еще один комментарий об интересных социологических данных.
http://www.levada.ru/28-12-2011/rossine-ob-aktsiyakh-protesta-i-proshedshikh-vyborakh

Массовые СМИ и государственные деятели пытаются дискредитировать протестное движение против фальсификации выборов. В поддержку этого выдвигаются 3 тезиса:

1. Недовольных мало, пресловутые 0,1%
2. Недовольны маргиналы, социально чуждые большинству населения "зажравшиеся москвичи" и т.п.
3. Традиционное "недовольные подкуплены США"

Подразумевается, что горстка (продажных) оппозиционеров в Москве чем-то недовольна, но народ в целом поддерживает прошедшие выборы и политику партии и правительства.

Это, видимо, не так.

Недавний опрос Левада-Центра показывает, что названные выше тезисы не имеют большого успеха и притом не соответствуют действительности.

Во-первых, протестные идеи поддерживает меньшинство опрошенных, но меньшинство очень значительное, вовсе не маргинальное. Например, никак не 0,1%, а целых 64% опрошенных считают, что при подсчете голосов были нарушения, и 14% - что это существенно изменило результат. 14% не могут быть маргиналами, этого количества людей было бы достаточно, чтобы провести в Думу две партии.

(Говоря, что, например, 44% что-то поддерживают, я суммирую проценты "определенно да" и "скорее да" из пресс-релиза об опросе).

Во-вторых, тезисы пропаганды (пока? уже?) не восприняты массами.

"Недовольна горстка маргиналов"

Эта идея не пользуется всеобщей поддержкой. Всего 20% считают, что масштаб акций протеста сильно преувеличивется и их можно игнорировать.

"Недовольным приплачивают"

Поиски зарубежного следа тоже теряют популярность. В релизе есть сравнения с 2007 годом, которые указывают на эту тенденцию; доля тех, кто считает оппозицию направляемой и финансируемой из-за рубежа, упала с 40% до 33%.

46% опрошенных считают, что выступления вызваны инициативой самих людей, не желающих мириться с нарушением своих прав (провал пропаганды о Госдепартаменте).

На вопрос о мотивах недовольства самый популярный ответ (30%) - что людям надоело терпеть произвол власти.

Второй по популярности (25%) - что люди стали более критически относиться к власти.

Что акции протеста проплачены США, 34% опрошенных не согласны, 23% согласны (остальные 43% затруднились ответить).

Реальные масштабы недовольства выборами

Большинство (54%) согласно, что правящая бюрократия извратила сам смысл выборов.

45% не верит в честность выборов.

44% поддерживают проведение уличных акций против фальсификаций. 15% готовы сами принять участие в таких акциях (4% - определенно). Это никак не 0,1%, кстати. Так что у протестного движения есть потенциал, вывести на улицы миллионы людей действительно можно.

44% считают, что низкие результаты ЕР в отдельных регионах объясняются тем, что выборы там были честнее.

40% готовы поддержать пересчет голосов на участках с нарушениями. 26% готовы поддержать отставку Чурова, 33% поддерживают роспуск ЦИК и местных избиркомов. 40% подпишутся под требованиями отдать фальсификаторов под суд.

37% согласны, что ЕР - это партия жуликов и воров.

35% не удовлетворены результатами выборов. 25% - за перевыборы.

Всего 12% считает, что обнародованные результаты голосования полностью соответствуют действительности. 29% - что они далеки от действительности или полностью сфальсифицированы.

Успех кандидата "Против всех"

Очевидно, что протестное голосование на выборах Госдумы имело огромный масштаб. У 30% опрошенных не было партии, за которую действительно хотелось бы проголосовать.

Кандидат "против всех", будь он в бюллетене, набрал бы 4 декабря 25% голосов - больше, чем любая из оппозиционных партий, и отнял бы по несколько процентов у всех партий, включая партию власти (!).

Итог

Значительная часть опрошенных поддерживает основные идеи митингов за честные выборы и отказывается верить официальной пропаганде. Протест по поводу фальсификаций на выборах 4 декабря действительно массовый. Более того, масштаб недовольства, видимо, гораздо больше, чем масштаб собственно фальсификаций.  
руки

Левада-центр

Самое интересное чтение последних недель - социологические опросы. Гораздо важнее, что думает народ, чем журналисты и "эксперты".

К примеру, рейтинги одобрения тандема продолжают неуклонно падать последние полгода, причем все быстрее.

При этом число людей, готовых выбрать Путина в президенты, растет. Почему? Просто эти люди до
того собирались отдать голос Медведеву.

Еще интереснее вопрос о том, за кого голосовали выборах 4-го декабря. Ответы опрошенных по всей России с точностью до стат.погрешности совпадают с официальными результатами ЦИК: ЕР 48%, КПРФ 17%, ЛДПР 13%, СР 12%, Яблоко 2%. Это при том, что по Москве аналогичный опрос того же Левада-центра дал результаты, сильно отличные от официальных: за ЕР голосовало всего 32% опрошенных, против официально объявленных 47%.

Эта ситуация загадочна. Почему по Москве статистика подтверждает манипуляции с выборами, а по России - нет? Я не понимаю, это действительно загадка. Я вижу три объяснения.

1. В целом по России выборы были более или менее честными, а в Москве и других больших городах существенно подтасованы, но большие города не слишком сильно исказили итоговый результат. 15% подтасовок в Москве - это меньше 2% в масштабах страны, в пределах погрешности социологического опроса.

2. Социологи сработали непрофессионально, в одном или обоих опросах данные недостоверные (нерепрезентативная выборка)

3. Данные по-разному обрабатывались. Не секрет, что по крайней мере в прогнозах результатов выборов социологи корректируют так называемую "систематическую ошибку выборки". В российских реалиях это значит, что учитываеся известный по прошлым выборам примерный масштаб манипуляций. Директор Левада-центра Лев Гудков оценивает его в 5-8%. Если "систематическая ошибка выборки" корректировалась и в общероссийском опросе, это частично объясняет разрыв с опросом в Москве. Но остальное следует приписать повышенному уровню фальсификаций в Москве. Однако в пресс-релизе Левада-центра подобная коррекция данных не упоминается, так что ее, видимо, не было.

Наиболее вероятной мне кажется первая версия: в крупных городах фальсификации были особо крупными. Вариант 3 и особенно 2 подразумевают невероятный непрофессионализм социологов, кроме того версия 3 не дает полного объяснения, подразумевая эффект версии №1.